29. фортепьянная соната (Гершкович)

Free texts and images.
Jump to: navigation, search

28. фортепьянная соната 29. фортепьянная соната
автор Филип Моисеевич Гершкович
Фортепьянные сонаты Бетховена
Опубл. в книге: Филип Гершкович. О МУЗЫКЕ. I том, Москва, 1991, cс. 128—129.



<29. ФОРТЕПЬЯННАЯ СОНАТА>

5/IV 82

Главная тема (тт. 1.-17.) представляет собой одновременно фразу и период. Лучше сказать,— фраза здесь возможна лишь в условиях периода, а период — в условиях фразы. Потому что-то и другое друг на друга опирается, то и другое нуждается в опоре.

1. Этофраза. После двух тактов и их повторения следует четырёхтактное развитие и ещё девятитактное повторение развития. «Изъяны» этой фразы заключаются в следующем:

a) два такта и их повторение, на которых фраза зиждется, лишены гармонического содержания (в связи с чем развитие фразы не проявляет явной с ними мотивной связи);
b) повторение развития заключается другим кадансом, чем само развитие (причём между ними большая количественная разница в пользу повторения).

Необходимо, однако, сказать о двух обстоятельствах, которые очень суживают «изъян» фразы:

a) количество тактов, которым повторение развития превосходит само развитие, совпадает с количеством (пустых!) тактов, являющихся исходной точкой фразы;

b) сама структура повторения развития относится уравновешивающе к «пустоте» изначального двутакта: последние два такта развития (тт. 7.-8.), появляясь в повторении развития (тт. 11.-12.), повторяются, причём точно по их (впрочем, богатой) гармонии (тт. 13.-14.), и тем самым — как двутакт с его повторением — возмещают (на «территории» ликвидации фразы!) гармонический вакуум начала главной темы.

[Я не могу сомневаться в том, что этот вакуум, так или иначе, имеет капитальное отношение к необычному гармоническому климату первой части этого произведения.]

6/IV <82> 2. Однако подобную фразу нельзя было осуществить вне её тождественности с периодом. Если рассмотреть ее как период, эта главная тема начинается вступительными тактами (2 + 2). Кроме двух (разных притом!) кадансов, могущих хорошо маркировать наличие двух предложений, возможность интерпретировать первые четыре такта как вступительные — это главное, что говорит в пользу концепции о периоде. Как и у фразы, есть «изъян» и у периода:

Это — «растянутость» второго предложения, ничего общего с (бетховенским) расширением не имеющая. Но здесь и начинается чертовщина: второе предложение только на один такт шире чем первое предложение, если!.. Если включим в состав первого предложения четыре вступительных такта... Это после того, что главное, говорящее в пользу периода, заключается в его начале на т. 5.! Выходит, что версия о периоде, которая выставляет себя куда как более приемлемой своей нарочитой очевидностью, по крайней мере столь же «ложно-сомнительна», сколь и версия о фразе. Но при органичной взаимной связи две полулжи создают на планете Бетховена абсолютную истину.

Особого внимания заслуживают две ферматы тт. 4. и 8., а также "ritard." т. 8. Уже в 28. сонате ritardanto имел целью выразить бифуркацию правды. Им (и ферматами) и здесь отмечается та сомнительность, которая и есть даже не двойственность, а дуализм.

[Первая фермата говорит: вступительные такты ли? Ritardando и вторая фермата говорят: первое ли предложение? Нет: это — фраза, в которой путается период...]


Примечания



I-white.on.blue.png This work is published here under the Creative Commons BY SA license and can be reproduced only under the same conditions.

cs | de | en | eo | es | fr | he | pl | ru | zh